Поморский реставратор ч.4

Нёнокса — село в Архангельской области, расположено в 40 км. от Северодвинска, вблизи побережья Белого моря. Административно относится к городу Северодвинск. Ведет историю с XIV века; в селе сохранился деревянный храмовый ансамбль  XVII-XVIII вв. Население — около 500 чел.

Перед вами четвертая часть интервью с реставратором-плотником из с.Нёнокса на Белом море Виктором Дрёниным. В этой части разговор идет о том, как человек приходит к пониманию мастерства, какие органы чувств помогают реставратору в его работе и как эта работа меняет человека в принципе.

НВ. Виктор Петрович, а если бы вас здесь не было? 

 Я как-то не задумывался, честно скажу. Мне всегда была присуща категоричность, а последние лет пятнадцать она сама собою умерла. Не знаю, не знаю что было бы, наверное,  плохо, всякий исход был возможен. Потому что, мне кажется, я не знаю что или кто находится под защитой кого-то сверху — скажем так. 

Помню, пожар случился. Это еще колокольню делали, значит где-то 2002 год. Делали обшивку колокольни, а внизу было два штабеля под навесом обшивки старой, и куча стружки большая, то есть строгали вручную.. И два ребятенка: один шести лет, другой семи, один сын нашего сотрудника, а второй местный, значит. Достали спички и подожгли, рядом стояла семера 1 . А там вот как всегда дремал парнишка семнадцати лет, или шестнадцати тоже, а я один оказался на лесах. Я это вижу тоже, крикнул — они убежали, а огонь ну так, чуть-чуть занялся, как костер, знаете, занимается. И пока я думал прыгать, восемь метров , куда там попадет не понятно, и пока я спускался, все занялось. Я успел вытащить только две доски, без багра без всего. Я тогда в машину , главное, что машина тогда с бензобаком и рядом стоит, рванет- мало не покажется. Вот я  и кричу Андрюше.

Он говорит: ключей нет.

Я: Беги в дом, поднимай всех и скажи,что надо ключей от машины, чтоб отогнать. 

Дождичек стал накрапывать, но все-таки приехала машина и удивительно, что у них оказался не дырявый шланг. А все-таки сушильня такая, даже дождичек не помогал, весь этот штабель и загорелся. Он находился ровно практически посередине Троицкой, но ветерок был и зашаял 2  угол церкви, а зашаял там опилки , опилки да потолки которые засыпали когда там приход временно организовали в южном пределе, засыпали для утепления опилки на потолок. И вот машины спасали только тем, что они заливали Троицкую всю, все эти опилки, ну сквозь обрешетку просто лили на угол и все. И оказалось все нормально. Потому что на деревне часто это было — пожары. Когда машина приезжает, то у них  дырявый шланг, то еще чего-то то еще чего-то, воды нет, но как-то мы сумели выйти из этого. Любовь Федоровна, покойница, глава сельской общины большой, она взяла икону и в крестный ход вокруг троицы пошла —  спасти. В общем отстояли, усилиями многих людей троицу отстояли.

С этим храмом  мы породнились, и он, собственно говоря, воспитал меня и переиначил мою жизнь. Я понимаю, что человек течение жизненное мало может изменить, но я сильно изменился, характер скажем не очень, но я другой человек.

НВ. Как вы определяете до и после того? Что произошло?

-Профессия, погружение вот в прошлое — это сейчас приходит часто интуитивно, что-то, чего я не знаю просто, но интуитивно это понимание истины, настоящей, не важно что, музыка, искусство, ремесло ли любое или техническая какая-то вещь. Я понимаю, что это настоящее, что это может дать что-то человеку. Зачастую по вещи я понимаю,  вот как ни подойти прямо для человека сделана. Так и здесь, вот истинность этих храмов, этих памятников, то что туда человек привнес. И в начале когда было стремление, да и исполнение этого стремления, это настоящее есть, там ничего ни прибавить ни убавить. Ничего подобного за время своей жизни я практически и сказать  не могу, за 60 лет я ничего подобного, пожалуй, и не видел, ну, детство не беру. 

 Я имею ввиду из архитектуры то, что мне близко. Может быть, сейчас, ценю сталинские высотки, хотя раньше не ценил.

НВ. А почему?. Что вы в них находите?

Ну это интуитивно, я не специалист, я могу так сказать, по нахватанности , но все-таки что-то читал по истории архитектуры. Я в них все ценю, облик, адрес внешний, решение фасада стен. Это делали профессионалы, это все-таки архитектура, то есть сейчас я это понимаю, вот.

осязательность сейчас наравне со зрением работает

НВ. Вот все-таки, Виктор Петрович, объясните мне, которая с деревом никогда не работала, вот это понимание настоящего, оно в какой-то момент действительно возникает, когда ты смотришь на эту красоту, или когда ты с этим деревом работаешь и видишь, как шла рука мастера, как шел топор, вот что это, когда это возникает? 

Даже еще более важная вещь — через кончики пальцев. То есть осязательность сейчас наравне со зрением работает. Понимаю, что вот с возрастом зрение слабеет, вот моё личное зрение слабеет и не то что бы  я тренирую осязательность специально, а вот дайте я проведу там рукой и скажу: какой это век, каким топором работано. Кстати и слух. Вот как дышит конструкция в разную погоду, как она отдает звук, говорит о том , что нет там гвоздей или их минимум. Так работают безгвоздевые конструкции, врубки, зазорами дышат, скрипит, шатается, насколько ухода есть. Это не жесткие конструкции, деревянные конструкции очень гибкие. Этот дом, в котором мы сейчас находимся я определяю как скрипит, как ударяет дверь, кто вошел, скорее всего даже могу сказать из тех кто вошел — знакомый или незнакомый, потому что слышу, как скрипнула дверь. Так  слух и начинает работать.

НВ.А в какой момент это было приобретено? Ведь вы же пришли совсем молодым человеком, вот говорите о том, как вы первый раз затаскивали это бревно. В какой момент произошло это открытие себя?

Не знаю, это где-то последние  десять лет, пожалуй. До этого не было, там была физическая усталость и обременение даже, частично предпринимательством, это съедало все силы и мысли были только об этом, а вот где-то последние десять лет — пришло. А формулировать я начал буквально года два-три назад, при спокойной жизни, грубо говоря на пенсии. Ну после 2014 года, потому что финансовая поддержка в очередной раз приостановилась, и три года её не было, и вот пришло формулирование.

 

[ В.П.Дрёнин с.Нёнокса Архив экспедиции лицея им. В.И. Вернадского «Русский север 2018» собиратель Свешникова Н.В]

Предыдущие части интервью:

__________

  1. ВАЗ-2107 «Жигули» — советский и российский заднеприводный автомобиль
  2. ЗашАял — начал тлеть, с пояснения самого Виктора Петровича

Написать комментарий