Экспедиционные материалы из деревень в среднем течении р. Чусовой (Свердловская область)

ИСТОРИЯ. СПЛАВ [А не знаете, откуда пошло название Баронского?] Это? Это был барон Строганов. Слыхали такого? Вот это от него. Баронская. Он обосновал. А  там Усть-Утка — это пристань была демидовская, демидовская пристань. И вот она, эта демидовская, а здесь баронская. Река Межевая Утка, вот эта вот протекает, это Межевая Утка. Ну, «межевая»  — это что, значение «граница». Это граница владений Строгановых и Демидовых. ‹…› Сплавляли железо по Чусовой, и вот он всё это обосновал, пристань тут эту. Там делали барки, баржи делали, боровки там есть такие. Ворота были двое. Одни как впускные: вода заходила, а другие открывали в Чусовую — она выходила. Баржи строили на суше, при закрытых воротах, построили эти баржи, барки, загрузили их металлом, всё готово. И  когда, весной это сплавляли, лёд проходит, вода большая, всё по этой воде, пока она большая, их сплавляли. Ворота открывают входные, с Межевой Утки вода заходила, и ворота закрыты к Чусовой, которые ближе, вода зашла, — барки это, всплывают баржи гружёные, и всё, всплыли — они на ходу. Ворота открывают, выплывают, по Чусовой — и пошли. А лес вон видите? [Да. Видим.] Этот лес называется Глядéн. ‹…› Почему он так называется? Потому что там якобы стояли смотровые вышки. Я говорил, что эта вот река Межевая Утка — это граница владений Строгановых и Демидовых, дак вот Строганов, его народ жил, как тебе сказать, ну, попривольней, что ли, им получше было, а  не то, что у Демидова там. Народ бежал оттуда. От этого труда он бежал. На эту территорию, к Строгановым. Чтоб эти не перебегали, чтоб их видно было, вот там смотровые вышки, а оттуда видно было, просматривается. Вот из-за этого назвали Гляден. Чтоб глядели там надзиратели [БВВ].

 

[Вот мы встречаем слово «бурлаки». Кто это?] Это временные рабочие на сплаве, временные. Там если бурлаки на Волге, они тянули барки, если у  памятника вы были, там они… Это не для нас памятник, конечно. Не для наших бурлаков. Потому, что наши бурлаки радовались сплаву. Рады! Вопервых, за сплав он получал десять рублей. Это три дня погрузки барки, четыре дня плыли до Перми, до Лёвшино они плыли, не до Перми. Четыре дня плыли, ну и пусть три-четыре дня шли обратно. Десять дней, и  зарабатывали десять рублей. А корова стоила пять рублей. Стало быть, две коровы. Это по современным меркам 50–60 тысяч. То есть по пять-шесть тысяч в день они зарабатывали. Это неплохой заработок был в то время, когда негде было заработать. [Это был весенний сплав?] Ну, и осенью плавали, вода прибудет, грузили барки — отправляли сразу, но немного уже. [А в вашей семье были тоже бурлаки?] Тут все были бурлаки. Все. Рады были все, что… даже женщины плавали. [Вы еще с  людьми, которые сами сплавлялись, вы с ними сами знакомы были?] Я это знакомый был, вот это жил за рекой Долматов Павел Васильевич. У Чечерихи, Чечериха речка. Долматов Павел Васильевич, он сплавщи´к [СГА].

 

МИФОЛОГИЯ 1. Змеи

 

Травы все полезные, только надо знать вовремя, когда их… [А как? Когда их собирать?] Их собирают седьмого июля, день Ивана Купалы, а  нынче они не подходят, цветы не расцвели ещё… И седьмого июля очень активные змеи, а змей здесь очень много. ‹…› Вот недели две тому назад, там есть эти отдыхающие, сделали себе палатки там вот  — можно там приехать отдохнуть, но за деньги, конечно. И вот они, трава-то большущая, пристали к берегу, вода — они шагнули в траву, да одного за руку укусила, а другого за ногу. Один-то сразу вылечился, его, видимо… высосать, надо обязательно высасывать яд. А  второй лежал месяца два, но выжил. [А раньше тоже высасывали? А как высасывать яд?] Ну, если у тебя зубы все хорошие, чтобы не попали они яд-то под зубы. Дак это плохо, ты можешь отравиться. [Они рядом с реками живут?] Да на мокром месте они. На камнях особенно любят греться. Вылезут на камни, лежит там. ‹…› Вон на Утке, говорят, больших старых змей видели. Но не каждый попадается посмотреть на неё. [А какие? Насколько большие бывают?] Ну, они, говорит, метра два были, три даже вот. Такие большие. Но сейчас не видят их. Может быть, они исчезли, может быть, климат стал не для них. [А были истории, что вот на каких-то специальных местах живут эти змеи?] Ну, люди встречают, а  так-то такого общего нету. Как-то у нас вот отсюда — Романово деревня есть, наверное, годов пятнадцать тому назад, — наша машина поехала туда. В Сулем надо было. А там был пожар. И вот они прямо по дороге. Тогда ещё асфальта не было, они по дороге сплошь ползут, ползут, ползут, прямо черно. Так они на машине ехали, так он трещит прямо, трескотня, как их раздавили. Они убегают, чувствуют, наверное, что бывает это… что пожар. Или затоп, потоп воды. Они отходят. У них тоже чувство-то есть жизни. [А было, чтоб кого-нибудь укусила и он умер?] Да бывало, умирать-то не умирали. Но у нас-то были старушки, они уже примерли, они умели лечить их. Они заговаривали их как-то. Интересно, ведь заговорят. И простоквашей от коровы, кислым молоком, прикладывали. У  нас вот ветврач был… не ветврач, а наша медсестра была Зоя — она умерла уже — сама врачиха, её поехали, она они на мотоцикле, тоже годов двадцать тому назад, поехали с мужем за ягодами, за… Черника, черники тут всегда бывает много, но нынче не знаю — будет, не. И вот она там Утка река, которая течёт, они там тоже скалы высокие. Они там берут чернику, берут, берут, а тут пенёк. Она взяла да и свою корзинку поставила на пенёк. А она [змея] как цапнула её за руку, она скорее и ягоды бросила, скорее на мотоцикл и домой. А тут вот по переулку идёшь, дом вот стоял, жила Наталья, отчество-то… Так вот она и это… Заговорила и приложила простоквашу кислую. И вот она щас: «Иди, — поговорила, наклала повязку ей, говорит, — иди спи. А вечером придёшь ещё разок». Вот она заговорила, она вечером-то пришла, она ещё повторила. И всё, ничё ей не надо [ССП].

 

  1. Лешачиха

 

У нас в лесу — лесной. У нас в воде не леший, а лешачиха. А в огороде — полудница. Нас пугали полудницей. Ребятишки в  огород придут раньше времени — «Полудница на вас!» И бегом оттyда. [А что, она забрать могла или что?] Ну, пугали полудницей. [А чем пyгали, как?] Полyдница, что какая-то баба, полдня, полyдень пакостить ходит в виде лешачихи. [А лешачиха забирает или где она?] Лешачиха в реке. [В реке или в болоте?] Лешачиха в воде. [В реке или в болоте?] В реке. Купаться пойдёшь — «А лешачиха там на вас!» — и мы летели из воды [СГА].

 

  1. Икона Николая Чудотворца

 

[А нам рассказали, что Николина икона здесь где-то была] ‹…› Сват мой рассказывал про этy иконy — правда, неправда, не знаю. Ехал мyжик с Серебрянки. То ли он икономаз, богомаз, то ли он продавал просто иконы. Вёз эти иконы. Вёз он, и  там Никольская речка. Лошадь его растрепала что-то, нy, под горy, под горкy там. Нy и… или он пьяный был. И иконы все развалились с короба. Он собирал, собирал, всё собрал и одной иконы не нашёл просто-напросто. И yехал, а потом этого Николая Чyдотворца нашли в речке этой. Нашли, и с того времени так появилась [икона], не знаю, так это или не так. Мне сват рассказывал, он [19]13-го года или какого, старый человек yже был, когда я молодой был. [А потом она в Николиной часовне висела, да?] А потом она… потом yже, когда часовня стала, они с ней ходили молиться на Никольскyю речкy, всё время ходили. Надо дождя — собираются бабы, идyт к  Никольской речке. Помолятся, обратно приходят. И бывал [дождь], и не бывал, всякое бывало. [Бабы ходили только, да?] В основном бабы, да. [И в речкy прям заходили?] Нy к речке, к Никольской, там речyшка-то маленькая, по Серебрянскомy трактy [СГА].

 

ВЕЧЁРКИ

 

Танцы были у  нас, полянка была, у  Лизы Егоровны под окошком мы тут танцевали ‹…› Вещёрки ладили. Это у  Павлы Степановны на гори вон там, это… ребята купят у ей. Она пустит нас на вещёрку, вещёрки тут делали в доме, это… нагулямси и  домой идём… [Как танцы-то у вас назывались?] Так чем я знаю, как назывались?! [Ну, вальс или танго?..] Я всё «русского» плясала вот. ‹…› «Русского» как умеешь, так ногам-то и выставляшь, и вприсядку, и всяко. [Вприсядку?] Да, дробишь, дроби, я здорово дробила. [А мальчики тоже дробили?] Тоже дробили. [А по-разному?] Дак конечно, кто как можо[т]. [А как учились? Друг у друга перенимали?] Да ни у ко[г]о не ущились, щё… хто коо ущить бýдёт. Увидит, хто как пляшет, он попробуёт и  начнёт, и начнёт, и у ёго начнёт получаться. Но ни у ко[г]о не училися, сами собой. Увидят, кто как пляшет и… Вальсы ходили, по двое вальсы ходят-то дак. Да и щас ведь тоже их пляшут, вальсы-то. [А с какого возраста? Совсем дети?] Нет, это я уж порядощна была, большая. Я с [19]26-го году, дак большая была уж. Я дробила и «руско[г]о» плясала, и присядку, и колены всякие, ногам-то… [А что такое «колены»?] Ну, то колено, как вам объяснить. Показывают какое-нибудь да колено, то присядку, то вот так ногой [показывает] и вот етой — называцца колено вот. ‹…› Бывало, и откупят ребята у кого-нибудь, в  доме сделам вечёрки и соберемся тут, и тонцуем [sic!] и всё, как как-нибудь игру, кому-нибудь щё-нибудь прячём. [Колечко?] Забыла щё[г]о прятали, щё-нибудь да делали. [Вечёрки были по праздникам?] Да кто как когда вздумат. Как надо, ребята откупят у ко[г]о, у какой-нибудь бабушки дом, мы соберёмся и станцуем [ПММ].

 

Был клуб, мы ходили в  клуб. Вначале нас не пускали, старшие были там, нас не пускали, мы ещё были молоденькие. Ак мы в  одном доме делали вещёрки. Наша ровня [19]27-й год, [19]28-й, мы ходили на вещёрки. Там старушка была, она нас все учила старинно, что на вещёрках делали, нас ущила  — мы делали. Вот бутылку крутили, к столбу водили. Если парень понравится, поцелуесся с им. Нет — ногой топнёс. [Она вас прям учила? Что делали на вечёрках, получается?] Плясали, ланце. [Ланце?] Лансе назывался. Парами, это, много пар вставало. ‹…› Ещё кадриль называлась, ещё плясали. [Это вас вот бабушка научила?] Нет, это всё до баушки наущились это всё. А потом стали мы в клуб. Ходили с коптилкой. В клуб-то. Свету-то не было — коптилка. Лампа небольшая, керосину техничка принесёт. С  коптилкой это. Одна у нас девушка болела, а в клуб-то ходила, а играла балалайку. Балалайкю, под балалайку плясали. Ланце — вот так вот. Пара, пара, пара, пара — вот это вот всё восемь пар встают. [В кругу вот так вот?] Ага. И это первая, вторая, третья, щетвёртая, пятая, шестая. Всё это. [А сложный танец?] Дак мы когда, веселье было, дак всё. Несложно было. Ребята, с парням дружили, дак мы всегда сами… а то нас пригласали. [Не было такого, что кого-нибудь помладше не пускали к более старшим?] А у нас были старши нас, они нас в  клуб не пускали. Мы в этом доме были, мой возраст [19]26-й, [19]27-й год, а Галина у меня [19]29-го, сестра, они в другом дóму были´. Нас звали Семёновцам, Марфа Семёновна была дак, а там Мартимьяновна была, их Мартимьяновцам звали. Не пускали нас в клуб-то. [А в клуб почему не пускали?] Их полно-то было своей-то ровни. [19]24-й, [19]25-й год. Их много было, а нас много, дак куда. Не пускали нас. [А потом, когда вы постарше стали, вас стали пускать в клуб?] А постарше стали, потом уже на войну забрали ребят, никого не было, дефькито узе к нам повадились на вещёрку-ту. А мы их не пускали. [А почему не пускали?] А защем? Изба-та маленькая была… Вот ровня и  собирались… Из Боронской девщонок дазе [так!] не было, одни усть-уткинские. А сейчас уж никого не осталось. Все умерли уже. Вот я говорю, семь пар пировали, собирались мы, осталось нас двое только, все уж умерли [БЕН].

 

Раньше же, даже в  мою бытность, мы дружили, мы со своими парнями рядом не ходили. В  клуб придём — мы с ими не плясали. Нам казалось, что все на нас смотрят. С  другими парнями танцуем, а с ними — нет, со своими парнями. А раньше же вообще, такого  — упаси Бог — чтобы где-то увидеть наедине девчонку с мальчишкой. Это было невозможно, и поэтому вот так… [Где же встречались?] Ну, я  не знаю… [Вечёркито какие-нибудь?] А вечёрки-то были. Вот папа, когда рос, дак были вечёрки, собиралися в избах, но это, наверное, до советской… Дак нет, папа-то уже при советской власти родился. Вечёрки-то были. Да. Вот эти вечёрки. Я уже, видите, помню, рассказывали про них. [Рассказывали про вечёрки. А  вот по каким праздникам-то собирались? На Масленицу?] Может быть, договаривались, может быть, на праздник. Еще было такое, что, допустим, вечёркой ещё называлося то, что, допустим, вечеровать ходили. [А это что?] Допустим, зима, там осень — начинают вязать, прясть шерсть. И вот несколько женщин собираются в одну и´збу, ну, рассказывают, песни поют. [Вечеровать?] Вечеровать, прядут и поют, то есть без дéлья не сидели. [А вы еще помните эти с  песнями вечера?] Нет, я не помню, я только слышала, что вот, допустим, если мы остаемся дома. Могла сказать мамушка: «Да я пойду повечерую. К этой, к Александре» — то есть к сношеннице. И всё. [То есть мамы по вечерам у вас еще ходили?] Да, да, да, они могли [ПНН].

 

Примечания

  1. Сношéнница — жена деверя (Словарь русских народных говоров. Вып. 39 / Под ред. Ф.П. Сороколетова. СПб., 2005. С. 131).

Список информантов:

  • БВВ  — Бабин Владимир Васильевич, 1956 г.р., д. Баронская; зап. Ф. Альтшулер, М. Батурин.
  • БЕН — Балкина Екатерина Николаевна, 1926 г.р., д. Усть-Утка; зап. А. Немцова, Л. Зайцева, И. Петров.
  • ПММ — Пермякова Мария Максимовна, 1926 г.р., д. Баронская; зап. Л. Киричек, П. Шрам, А. Гульцева. ПНН — Пимшина Нина Николаевна, 1951 г.р., д. Харёнки; зап. Н. Свешникова, В. Кербер.
  • СГА  — Селиванов Геннадий Алексеевич, 1937 г.р., д. Усть-Утка; зап. Е. Власова, И. Егоров.
  • ССП — Селиванова Светлана Петровна, 1941 г.р., Усть-Утка (род. в  Курской обл., в Усть-Утке живет с детства); зап. Е. Власова, М. Бакиновская.

1 комментарий

  1. Полевые исследования локальных традиций Южного и Среднего Урала 28 Экспедиционные материалы из с. Кага (Республика Башкортостан). Публикация

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *