Поморские ученики

В деревнях и селах на берегу Белого моря всегда было сложно с обучением детей. Школа могла быть одна на пять-десять деревень вокруг, поэтому часто школы работали по принципу интерната. Учителей также присылали из ближайших городов, и они проводили долгие месяцы не возвращаясь домой. Вот тексты из наших архивов на эту тему.

школа c.Кузомень

Министерство народного просвещения. Петербургский учебный округ от учителя Кузоменского сельского училища 30 июня 1905 года. Господину Кузоменскому сельскому старосте. Прошу Вас, Милостивый Государь, поставить в известность крестьян вверенного Вам Общества, что во вверенном мною училище ученье осенью будет начинаться , как нынче, так и в предшествующие годы, в начале октября месяца, к этому времени все учащиеся дети должны быть в сборе. Но так как здесь местное население живет в это время на промысле по берегу моря, то родители учащихся снабжают своих детей продовольствием, могут заблаговременно отправить их в деревню, где находится училище, к своим родственникам или знакомым. Учитель А. Мусихин

Если мы, допустим, шли седьмого ноября на каникулы, а к маме хочется, это, допустим, пятиклассник от матери уехал с первого сентября до седьмого ноября, уже скучаешь там, ты хочешь идти, идешь, а с тобой же идут девятиклассники, десятиклассники, которые за нами смотрят, ну там же речки, там ручьи, надо же переходить, и за один день мы пятьдесят километров никак не можем пройти, маленькие. Наши родители не удивлялись, что мы ходили потому, что это было испокон веков, еще раз говорю, техники не было, поэтому одиннадцатый автобус у нас всегда был. Своими двумя ногами мы ходили большой километр. Мы доходили до любой тони, ну, допустим, двадцать пять километров и могли остановиться ночевать. К тоне, к которой, еще раз говорю, мы приходили и по нашему северному обычаю, конечно, кроватей не было. Нам, кто там сидел, две пары: муж, жена, муж, жена,– нам раскидывали оленьи шкуры, печка у них натоплена, как я говорил, в комнате тепло и мы рухали и спали до утра. Утром вставали и снова шли дальше, ну если нас встретят на оленях, ну или на лошадях. Ну, седьмого ноября на оленях встретить не могут, потому что снега не было. Или моторная лодка, если, за редким исключением, то нас, кого то подбирали, ну маленьких, допустим, а взрослые ребята, взрослые считались, ну семиклассник, восьмиклассник, это уже считались взрослые ребята, они шли пешком, вот приходили. 

Архив экспедиции ГБОУ «Лицея №1553 имени В.И.Вернадского» «Русский Cевер 2016», запись Ч025

Письмо М.А. Филянова в губоно: Вот уже 16-й год подряд работаю в Кузоменской волости в качестве учителя; не буду говорить подробно, что сделано мною в эти 15 лет, но последний 1921-1922 год оказался неблагополучным для меня в следующем отношении. Во-первых, один паек в месяц, 2 пуда муки, конечно, не хватает для семьи в 5 человек. Мука получалась неисправно, а иногда и нехорошего качества, вследствие чего у меня развивается малокровие. Во-вторых, все старые запас платья, особенности же обуви, истощились, почему целую зиму принужден был входить на службу и всюду в единственных потертых оленьих туфлях, которые мало греют ноги. В-третьих, работы как по школе второй ступени, так и по культпросвету было много: утренние и вечерние занятя в школе, затем бесконечные репетиции, спектакли и прочее. Все вместе взятое вконец разрушило мое здоровье: малокровие усилилось, появляется слабость, исхудание тела, с сентября сего года заболевает горло, пропадает голос. Болезнь прогресирует. Тяжело мне чувствовать свою полнейшую нетрудопособность, но я все-таки надеюсь, что до весны вы не лишите меня должности и квартиры. Несчастье увеличилось еще тем, что недавно появился маленький член семьи. На что может рассчитвать моя семья (жена и 4 детей от 7 лет до трёх недель), если я умру в течение зимы? Учитель Кузоменской школы М.А.Филянов

фото из архива Жители карельских сёл и деревень Олонецкого района . Фотоххронолог

Мои родители учились в этой школе. Изучали русский язык, арифметику, чистописание, Закон Божий. Учебный год начинался с октября месяца, так как до этого времени все родители разъезжались по тоням вместе с семьей, скотиной на рыболовный промысел. Родители старались учить мальчиков, девочек неохотно отдавали в ученье. В семьях было по 8-10 детей.

В 20-е годы конфисковали лишнюю площадь у купчихи Т.С. Двининой. В двухэтажном доме было 10 комнат, в них разместили классы и жилье для учителей. Позднее здание было переоборудовано под интернат.

В 1920-1921 учебном году я пошла в первый класс, окончила 4 класса в 1924 году. Первыми учителями в этой школе были брат и сестра, дети сельского священника. У него было 8 детей, из них 4 учителя: двое в Кузомени и двое в Варзуге.

Мы изучал математику, русский язык, чистописание, таблицу умножения. Писали на металлических маленьких досках белым грифелем.

Я просилась у родителей учиться в 5 классе, мне не разрешили, надо было сидеть в няньках. Мой брат продолжил учебу. После окончания 7 класса поступил в Мурманский педтехникум. Работал в школах района: в Стрельне, Чаваньге, Умбе. Был призван в армию, направлен на учебу в военное училище, получил звание офицера. Война застала Алексея в Ленинграде, куда он уехал в отпуск. Его направили в часть; 14 августа 1941 года он погиб.

Хорошие кадры готовила Кузоменская школа. Перед войной 25 её выпускников, отучившихся в педтехникуме, разъехались по школам области.

М.П. — женщина . Архив экспедиции «Русский Север 2014» лицея № 1553 им. В.И. Вернадского

Написать комментарий